Елена Прекрасная или самая красивая женщина Древней Греции

фото: Елена Прекрасная или самая красивая женщина Древней Греции
Нет повести известнее, чем повесть о Елене Прекрасной. Очень уж причудливо сочетались в ее лице утонченные черты, нежная кожа алела румянцем, а едва заметная улыбка горделиво покоилась на ее губах.
 
Первая красавица Эллады стала причиной великой Троянской войны, растянувшейся на годы. 
 
Но была ли Елена Прекрасная действительно виновата в Троянской войне?
 
Легенда о Трое - одна из старейших историй, когда-либо рассказанных, но она, несомненно, достигла новых высот и получила большую аудиторию благодаря голливудскому эпическому фильму Вольфганга Петерсена «Троя» 2004 года. Фильм - свободная адаптация древнегреческого стихотворения Гомера «Илиада», рассказывающая об основных событиях Троянской войны. Это история, полная героических воинов: Ахиллес, Гектор, Патрокл превосходили всех остальных на поле битвы. Их награда за боевое мастерство - вечная слава!
 
Но не все герои заслуживают такой славы. В начале истории троянский принц Парис влюбляется в спартанскую царицу Елену, которая была уже замужем за королем Менелаем. Влюбившись друг в друга, пара убегает в Трою, где их осторожно приветствует правитель Трои Приам. Елена остается в Трое с возлюбленным, но многие греческие  царства требуют ее возвращения к Менелаю, к законному супругу. Однако влюбленные не спешат расставаться, исход прелюбодейных отношений Елены и Париcа: десятилетняя война и уничтожение города Троя.
 
 
Вопрос об участии Елены в столь глобальном конфликте, несомненно, вызывает вопросы, которые возникали аж с эпохи Гомера. В «Илиаде» причина войны неоднозначна. Гомер предлагает слушателям нелегкие объяснения того, почему греки были готовы участвовать в таком длительном конфликте. Хотя Елена неоднократно признает свою роль в разжигании конфликта, другие персонажи, такие как Приам, отказываются обвинять ее. Греческие боги, которых обвиняют в организации этого великого конфликта, и троянский принц Парис также несут ответственность за длительную войну. 
 
В более поздней греческой истории многие авторы по-разному отвечали на вопрос о роли Елены в войне. В некоторых частях Греции ее почитали как богиню, ведь предание гласит, что она была дочерью самого Зевса.
 
Действительно, ранние истории чрезвычайно расплывчаты. Например, известно, что поэт Стесихор, живший около 600 г. до н.э., якобы оклеветал Елену (выдумал историю о ее измене мужу) - и после этого был ослеплен. История гласит, что он восстановил зрение только после того, как начал отрицать, что Елена когда-либо ходила в Трою. Тогда поэт начал довольно красочно предполагать, что это был «призрак» Елены, который сбежал туда вместе с Парисом. 
 
 
Примерно через 150 лет так называемый «отец истории» Геродот Галикарнасский подчеркнул особую роль, которую Елена играла в разжигании войны. Он процитировал якобы персидского информатора, чтобы подчеркнуть суть троянского конфликта: «Народ Азии не заботился о захвате своих женщин. Греки, однако, ради (Елены) завербовали великую армию, затем пришли в Азию и разрушили силу Приама». Другие же источники отмечают несостоятельность притязаний греков, предположив, что в то время великие державы были склонны к войне и для этого не нужны были причины в виде потери женщины. 

Елена Прекрасная сквозь века

Многие продолжали бороться с образом загадочной Елены, пытаясь разгадать ее тайну. Она появляется, например, на елизаветинской сцене, известной как «лицо, запускающее тысячи кораблей» в «Докторе Фаусте» Кристофера Марлоу (1604). А в Шекспировских «Троиле и Крессиде» (ок. 1602) она изображена как безвкусная женщина, полностью ответственная за гибель стольких людей во время Троянской войны. Действительно, греческий командир Диомед утверждает: «Столько троянцев и спартанцев еще не гибли за вековую историю, сколько были уничтожены из-за одной Елены в миг»
 
Как показывают эти истории, незавидный статус Елены, как зачинщицы войны, окрашивает многие более поздние приемы истории Гомера. Картина Данте Габриэля Россетти «Елена Трои» 1863 года является еще одним ярким примером этого. Во многих отношениях картина фокусируется на изображении Елены, как невероятно красивой смертной: «Ее волосы золотые, и она одета в изысканно-украшенную одежду»
 
 
Однако, при ближайшем рассмотрении зрители картины могут разглядеть ярко-выраженный румянец на лице прекрасной Елены. Возможно, это признак оскорбительных отношений с ее новым троянским мужем Парисом? Предполагает ли Россетти, что Парис ударил свою невесту, похитив ее силой?
 
Существует удивительное изображение красивейшей из женщин - Елены перед сверкающим городом, это медальон с пылающим факелом. Будто, она говорит нам через изображение, что именно она ответственна за этот пожар. Действительно, на оборотной стороне картины написан чертовски-точный стих, взятый из греческой трагедии Эсхила «Агамемнон» (Агамемнон - греческий лидер-воин в Трое). Строка гласит: «Елена Троянская, разрушитель кораблей, разрушитель людей, разрушитель городов».

Невинная Елена?

Следует помнить, что Елену не всегда считают виновной в разжигании войны, она не всегда ассоциируется с разрушительной силой. Взять, к примеру, «Карибскую Елену» Дерека Уолкотта в его поэме «Омерос» 1990 года.
 
Рассказ Уолкотта о миграции является радикальным перечитыванием текста Гомера, предлагая свежий взгляд на эту культовую женскую фигуру. Елена больше не воспринимается как фигура вины: «Она не была причиной или облаком войны, только именем для местного чуда». Что можно трактовать, как несовместимость образа божественной красоты с разрушительной войной.  
 
Большинство вопросов после «Илиады» Гомера, тем не менее, были сосредоточены на проблеме ее виновности. Как показывает фильм «Троя», повествования о «Троянской войне» все еще склонны поворачиваться к образу Елены и ее бурному роману с Парисом. Это, конечно, вписывается в гораздо более широкую историческую картину, в которой женщины и их тела использовались в качестве тропы, с помощью которой можно исследовать такие вопросы, как война, насилие и искушение - в некотором смысле, она является другой Евой, искусительницей, которая привела великих людей в заблуждение и подожгла все на своем пути.
 
Образ Елены, как причины появления масштабных войн, стал отголоском других событий на протяжении всего времени существования мира, от обвинения средневековых ведьм в разжигании конфликтов в обществе до недавних дебатов по поводу запрета буркини (мусульманский закрытый купальник) во Франции. Действительно, последнее является еще одним показательным примером того, как общество продолжает регулировать вопрос о женском теле и, как следствие, появляются грубые стереотипы в отношении женщин.
 
Поддавшись рассказу о Елене Прекрасной и ее роли в кровопролитии, мы также упускаем возможность исследовать более плодотворные направления исторических трудов о Троянской Войне.
 
История Елены должна привести нас к рассуждениям над тем, почему женщины так часто становятся ответственными (без реальных оснований) за разжигание войн, кризисов и больших политических перемен. На самом деле нельзя перекладывать причину исторических событий на плечи женщин. 
 
Только тогда, когда мы осознаем, что вина женщины ничтожна в глобальных процессах, мы сможем освободиться от вопроса, виновата ли Елена в Троянской войне или нет, и начать спрашивать, какую роль играли люди, несшие мечи и копья в этом конфликте. 
 
Автором рассуждений на тему вины женщины в мировых конфликтах является Ян Хейвуд - преподаватель древней истории в университете Лестера. Эта статья была опубликована на The Conversation и переиздана под лицензией Creative Commons.
 
Теги: новости греции

АРХИВ