«Наш Одиссей». Главы из книги. Воспоминания. Евгений Мравинский

фото: Евгений Мравинский. Фото с сайта - ria.ru
 
Мне необычайно близок и симпатичен облик Одиссея Димитриади  - дирижера и человека. Часто восточная щедрость его  натуры, импульсивность, душевная открытость сочетаются  с типично  северной серьезностью, вдумчивостью, иногда – застенчивостью.  И это  сочетание  не  просто привлекает - оно буквально  притягивает  к  себе. И не случайно все, кто знает Одиссея  Ахиллесовича,  кто хоть раз встречался с ним,  навсегда остаются  во  власти его обаяния и уже не изменяют никогда этому первому своему впечатлению.
 
Разносторонне  одаренный  музыкант,  Димитриади  пришел к  дирижированию не сразу:  первые его шаги в искусстве связаны с композицией. Но, увлекшись дирижированием, он не счел возможным параллельно заниматься композиторским творчеством (хотя успехи его в этой области были весьма внушительными), а отдал себя исполнительству.
 
Димитриади – один из редких дирижеров, счастливо сочетающих любовь к оперному театру и стойкую привязанность к симфонической деятельности.  Блестящий оперный дирижер, он досконально знает  специфику  вокального искусства. Не случайно его так искренне  любят певцы:  отличный аккомпаниатор, он  не просто чувствует вокалиста, он словно сливается с ним. Поэтому надолго останутся в памяти его «дуэты»   с замечательными певцами, в первую очередь  грузинскими: Нодаром Андгуладзе, Медеей Амиранашвили, Цисаной Татишвили, Зурабом Анджапаридзе.  В облике  Димитриади поражает удивительное совпадение музыкантских и человеческих качеств. По-видимому, такое совпадение  вообще характерно для  многих художественных натур. Но у Димитриади это не просто совпадение, а едва ли не абсолютное сходство.

Широта души, редкая  доброжелательность,  высокая впечатлительность, яркий темперамент, умение «участвовать» в судьбе близких, друзей, коллег – таков Димитриади в жизни. То же  - за пультом. Дирижер сразу же располагает к себе оркестр, а его   «мягкая властность»  вызывает желание, с одной стороны, полностью подчиниться  ему, с  другой – ни в чем не сковывать себя...
 
Думается , что  Димитриади - человек (и дирижер!) романтического склада.  Приподнятость чувств, не  придуманный, а идущий, что называется, изнутри пафос, всякое отсутствие  манерности, умение  доверительно, – но без тени заискивания – общаться с собеседником – все это  изначально было присуще  человеческой (и музыкальной) натуре  Димитриади. Романтическая музыка -  его истинная стихия. Фантастическая  симфония Берлиоза, «Тассо» Листа, «Реквием»  Верди,  «Шахеразада»  Римского-Корсакова, симфонии и оркестровые пьесы Глазунова, Пятая симфония и «Ромео и Джульетта»  Чайковского, Вторая  симфония Рахманинова – эти (и многие другие) сочинения раскрываются дирижером  ярко, крупно, с размахом и фантазией , но всегда с неподдельной теплотой.
 
Как-то  Ираклий  Андроников назвал Бруно Вальтера человеком  с талантливой  внешностью. У Одиссея Ахиллесовича также не просто заметная, но и, безусловно, талантливая внешность.  Огромная копна волос (сохранившаяся в 80 лет), крупное доброе лицо, выразительные, всегда участвующие в разговоре глаза, красивые руки – все это выдает  личность незаурядную. И это подтверждается во всем – в будничном  общении, в работе, в том, как дирижер слушает музыку. А главное -  в его исполнительском искусстве, которое и теперь остается молодым.
 
Евгений Мравинский 
Народный артист  СССР, в течение 50 лет  возглавлявший Академический  симфонический оркестр Ленинградской филармонии.
 
Теги: новости греции, новости греции сегодня, евгений мравинский, одиссей димитриади

АРХИВ