День Охи или какова истинная роль Греции в победе над фашистами

фото: День Охи
28 октября все греки от мала до велика празднуют один из самых главных национальных праздников страны – День Охи. Ровно 77 лет назад Греция приняла судьбоносное решение, оказавшее самое прямое влияние на исход всей Второй Мировой Войны.
 
Наверняка каждый знает, что в период Второй Мировой Войны Греция не только не примкнула к фашистам, но и активно сражалась на противоположной стороне. Однако далеко не каждый знаком с тем, какую роль эта маленькая страна сыграла в исходе самой кровопролитной и масштабной войны в истории человечества.
 
Ранним утром 28 октября 1940 года посол Италии в Греции Эммануэле Грацци провел краткую встречу с греческим премьер-министром Иоаннисом Метаксасом, передав последнему ультиматум Бенито Муссолини – предоставить в распоряжение итальянских войск все стратегические пункты страны. Метаксас не стал просить отсрочки для обсуждения вопроса с членами правительства и королем Греции, взяв всю ответственность на себя и приняв решение на месте.
 
Премьер-министр Греции Иоаннис Метаксас
 
Ответ Метаксаса гласил: «Итак, это война».  Позже народная молва сократит этот и так краткий ответ до одного слова – ОХИ, то есть НЕТ, поскольку именно это слово скандировали на улицах Афин согласные с решением премьер-министра горожане.
 
В подробностях судьбоносный момент для всей Греции описал сам Эммануэле Грацци в своих мемуарах уже по завершении войны: «Господин премьер-министр, я имею распоряжение передать вам это сообщение» — и вручил ему документ. Я наблюдал за волнением по его глазам и рукам. Твердым голосом, глядя мне в глаза, Метаксас сказал мне: «Это война». Я ответил, что этого можно было бы избежать. Он ответил: «Да». Я добавил: «если генерал Папагос…», но Метаксас прервал меня и сказал: «Нет». Я ушёл, преисполненный глубочайшего восхищения перед этим старцем, который предпочёл жертвы подчинению.
Через пару часов в тот же день еще до истечения срока ультиматума итальянские войска атаковали греческую границу. Немногочисленная на тот момент греческая армия была не чета итальянской, и Муссолини надеялся подчинить себе соседнюю страну в течение двух недель.  Итальянцы ворвались в Грецию со стороны Албании и вышли на равнины, в то время как защитники заняли горные высоты, получив тем самым значительное преимущество. Кроме того, погода также благоприятствовала грекам – небывало снежная зима подорвала систему снабжения захватчиков, в то время как греческие войска постоянно получали все необходимое от жителей близлежащих сел.
 
 
В результате, чтобы не проиграть битву за Грецию, Гитлеру пришлось изменить свои планы и помочь итальянцем. Оказать должное сопротивление немецкой военной машине, являвшейся к началу Второй Мировой мощнейшей в мире, маленькая Греция была неспособна, и впоследствии белоснежный мрамор Парфенона был осквернен фашистской свастикой.
 
Но в то же время, героическое сопротивление греков и внесение путаницы в планы Гитлера дало союзническим войскам, а также СССР так необходимую передышку для реорганизации своих сил и мощного удара по нацистам. Прими Греция ультиматум Муссолини и позволь Гитлеру продолжить свое молниеносное наступление на неготовую к такому развитию событий Европу, судьба известного нам мира могла бы сложиться совершенно иначе.
Возвращаясь к Метаксасу, чей ответ оказал значительное влияние на победу союзников во Второй Мировой, следует отметить, что сам премьер-министр не был провидцем и не мог знать о глобальной значимости своего решения. Более того, до определенного момента Метаксас предпочитал немцев англичанам, поскольку последние не раз пытались (и не всегда безуспешно) взять Грецию под свой контроль. Отрицательный ответ греческого премьер-министра был основан на одном простом факте – согласие с ультиматумом итальянцев просто на просто привело бы к развалу Греции.
 
Сложившуюся ситуацию Метаксас представлял следующим образом: если греческое правительство даст положительный ответ, то более-менее спокойно к этому отнесутся лишь Афины, которые полностью контролируются политической элитой страны. Вся прочая Греция, еще не успевшая позабыть постоянных военных стычек с итальянцами из-за территориальных вопросов (Италия то и дело пыталась включить в свой состав острова архипелага Додеканнес и остров Корфу), просто не простит властям согласие на ультиматум Муссолини. Вспыхнут восстания, и страна просто разделится между неорганизованными локальными группировками.
 
 
В то же время Британия, для которой Греция является лакомым кусочком, непременно объявит страну своим врагом и, пользуясь состоянием войны, присвоит себе целый ряд греческих островов во главе с Критом. Таким образом, единственным правильным решением, по мнению Метаксаса, был категорический отказ от ультиматума. Премьер-министр верил, что греки его поддержат и будут яростно сражаться с врагом, а там, глядишь, подоспеет помощь от союзников.
 
Ожидания Метаксаса по большому счету оправдались, правда, самому главе правительства узнать об этом было не суждено. Иоаннис Метаксас скончался буквально через 6 месяцев после своего судьбоносного «ОХИ».
 
28 октября 1940. Источник  - www.youtube.com / knossopolis
 
Теги: новости греции
comments powered by Disqus

АРХИВ