Все о Греции / Наследие Греции

Наши сторонники

фото: Парфенон

Финский комитет по возвращению мраморных скульптур Парфенона

Г-н Мика Риссанен, руководитель Финского комитета по возвращению мраморных скульптур Парфенона любезно ответил на наши вопросы:
 
Финский комитет считается одной из организаций, наиболее активно участвующих в кампании за возвращение мрамора Парфенона. Сейчас, когда прошел всего год после открытия нового Музея Акрополя, какие новые действия Вы собираетесь предпринять по решению данной проблемы?
 
Наша деятельность сейчас связана в основном с кампанией «Лондон 2012», проходящей как в Финляндии, так и за рубежом.
 
Вы уже провели несколько кампаний за воссоединение мрамора Парфенона. Какой реакции вам удалось добиться?
 
В мае 2009 года, когда Президент Греции нанес официальный визит в Финляндию, кампания «Лондон 2012» получила широкую огласку. В то же время Президент Финляндии г-жа Тарья Халонен сделала публичное заявление в поддержку проблемы возвращения скульптур Парфенона в Грецию. Также кампания «Лондон 2012» приобрела известность, как в Финляндии, так и в Греции в июне 2009 года, когда открыл двери новый Музей Акрополя.
 
Проведение Олимпийских игр и открытие нового Музея Акрополя были двумя вескими аргументами, которые использовала Греция. Тем не менее, ни в одном из случаев не произошло смены политических настроений, которые бы способствовали разрешению настоящей проблемы. Вы можете это прокомментировать?
 
Основной проблемой во время проведения Олимпийских игр 2004 года, на мой взгляд, было то, что новый Музей Акрополя был еще не достроен. Теперь, когда музей открыт, полагаю, он явится значимым доводом против позиции Британского Музея. Давайте надеяться, что этого будет достаточно.
 
Что касается переговоров по данному вопросу, имевших место в последние годы, то помимо проведения различных дебатов и публичных слушаний удалось добиться значительных политических результатов. Это произошло вскоре после открытия нового Музея Акрополя, который явился удачным стратегическим ходом в диалоге между Великобританией и Грецией. Теперь, когда страны продвинулись на шаг вперед в разрешении проблемы возвращения мрамора, к какому итогу они могут прийти?
 
В первую очередь мы должны придать этой проблеме мировую огласку. Чем больше людей из разных стран будут знать о мраморных скульптурах Парфенона, тем большее давление будет оказываться на Британский Музей, вынуждая его пойти на ответные действия.
 
Затем, следует продолжать переговоры в позитивном русле и избегать конфликтов между сторонами. Я считаю, что в условиях теплой дружеской атмосферы решение будет найдено гораздо быстрее.
 
И наконец, решение должно быть взаимовыгодным, то есть устраивать обе стороны (или хотя бы позволить заявлять о том, что оно их устраивает). Это основной аргумент кампании «Лондон 2012», связанной с проведением Олимпийских игр 2012 года в Лондоне. Мы предлагаем Лондону устроить уникальную временную выставку истории развития греческого спорта в преддверии возвращения мрамора Парфенона. Это могло бы стать незабываемым впечатлением для гостей Олимпийских игр.
 
Что, как Вы считаете, могло бы стать для Греции сегодня решающим аргументом в споре о возвращении мрамора Парфенона в Афины?
 
Тот факт, что речь идет о культурном наследии, принадлежащим по факту именно этой стране. Особенно, когда речь идет о скульптурах такой значимости, символизирующих собой панэллиническую культуру, зародившуюся в древних Афинах.
 
Представители мировых консервативных СМИ в спорах о репатриации мраморов Парфенона по- прежнему занимают жесткую отрицательную позицию. Почему, как Вы считаете, они столь упорно возражают против возвращения скульптур?
 
С одной стороны, как мне кажется, это происходит по причине бессознательного снобистского признания превосходства англо-саксонской культуры. С другой стороны, полагаю, они боятся создания «исторического прецедента», когда возвращение мрамора Парфенона станет поводом для требования репатриации других исторических ценностей (например, в деле Розеттского камня,  бронзовых скульптур Бенина и т.п.)
 
Мнение общественности в странах Европы и в Великобритании склоняется в пользу возвращения мрамора в Грецию, но администрация Британского Музея заявляет о том, что скульптуры Парфенона являются мировым культурным наследием,  что культурные ценности такого уровня не имеют национальных признаков и принадлежности, и что основная задача Британского музея  сохранить предметы культурного наследия для будущих поколений. Каково Ваше мнение?
 
Мрамор Парфенона является общеевропейским культурным наследием: больше греческим, и уж совсем мало британским. Но это не означает, что его можно перевозить, куда вздумается. Скульптуры относятся к историческому окружению древних Афин, а никак не к греко-романской экспозиции Британского Музея.
 
Кампания «BRING THE BACK» («ВЕРНЕМ ИХ НА РОДИНУ») изначально стартовала  в Греции. Каким бы Вы хотели видеть основной лозунг нашей кампании?
 
Мрамор Парфенона - это всемирное наследие. Наша общая цель и наше общее благо - помочь мраморным скульптурам вернуться на их родину - в Афины.

Мика Риссанен. Руководитель Финского комитета по возвращению мраморных скульптур Парфенона

Восемь причин, по которым мрамор Парфенона должен быть возвращен на родину:
 
(Основано на тексте одноименной адаптированной статьи нижеподписавшегося автора в американской интернет-газете  American Chronicle, 23.2.2009.)

Николас Л.Мотто

1.Открытие современного Музея Акрополя у подножия холма Акрополя является значимой вехой в долгой борьбе Греции за возвращение мраморных скульптур Парфенона. В особенности потому, что был опровергнут основной аргумент британской стороны об отсутствии надлежащего места для размещения мраморных скульптур в Афинах.
 
В то же время существует еще семь причин, по которым древние произведения искусства должны быть возвращены на их родину. Более того некоторые из них должны заставить администрацию Британского музея перестать лицемерно отвергать историческую принадлежность мрамора.
 
2. Вопрос правомерности. Посол Томас Брюс (лорд Элгин) юридически не имел права изымать скульптуры из Акрополя. Официально лорду Элгину удалось получить у Оттоманских властей печально известный «фирман», который якобы и позволил ему в 1801 году начать разграбление Парфенона. Однако, когда позднее Британский Парламент пожелал изучить содержание «лицензии», предоставленной Элгином, на руках у них оказался лишь сомнительного вида и содержания документ, который по сути был лишь переводом его оригинала на итальянский язык.
 
Но и это еще не все. Публикация в газете «The London Times» от 29.08.2008 содержит заявление профессора Критского Университета Вассилиса Димитриадиса, который в открытую опровергает подлинность документа Элгина, поскольку данный «фирман» не содержит ни печати, ни личной подписи Султана. И более того, есть серьезные свидетельства, говорящие о  том, что лорд Элгин получил разрешение на изъятие мраморных скульптур Парфенона у младшего должностного лица Оттоманской Империи, который не имел никакого права на выдачу подобных документов.
 
Таким образом, у Британского Музея нет никаких оснований считать себя собственником древних скульптур, начиная с момента, когда они были перевезены из Греции в Лондон сомнительным способом и без всякого на то права и, заканчивая 208 годами позднее, когда вопрос остается по-прежнему неясным и маловразумительным
 
3. Случаи возвращения древностей. В отличие от Британского Музея другие аналогичные и равноуважаемые заведения давали свое согласие на возврат древних артефактов в страну их происхождения. К примеру, два года назад Музей Гетти в Лос-Анджелесе возвратил в Грецию золотой македонский венок 4-го века до н.э. и мраморную статую 6 века до н.э. Этот же музей восьмью годами ранее передал правительству Италии около 500 предметов большой исторической ценности. В 2006 году немецкий Университет Гейдельберга согласился вернуть в Грецию небольшой фрагмент северной части фриза Парфенона, а в 2008 году Ватикан и Италия передали греческому правительству части храма, похищенные и вывезенные из Афин в далеком прошлом.
 
4. Целостность памятника. Скульптуры, хранящиеся в стенах Британского Музея, на самом деле являются неотъемлемой частью как Парфенона, так и всего архитектурного комплекса Акрополя. Профессор Кембриджского Университета г-н Эндрю Снонтгкрас написал, что «если научной целью изучения памятника является  понимание его сущности в целом, то наиболее целесообразным представляется собрать все уцелевшие части храма в одном месте». И в действительности, если скульптуры Парфенона будут собраны в единую коллекцию в Афинах, то посетители нового Музея Акрополя будут иметь возможность более глубоко вникнуть в историю и архитектуру памятника, понять всю ценность древних произведений искусства, ощутить их «подлинную»  атмосферу в непосредственной близи от храма Парфенон.
 
5. Памятник ЮНЕСКО разделен на части? Парфенон - это уникальный памятник древности, варварски разъединенный человеком. Действия лорда Элгина в 19 веке могут быть расценены как проявление исключительного неуважения к культовому памятнику западной цивилизации. Особая значимость Парфенона заключается в том, что он является всеобщим символом демократии. И потому возвращение древних скульптур на родину и воссоединение храма, история которого насчитывает 24 века, стало бы выражением почтительного и достойного  отношения к памятнику, входящему в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и компенсировало бы поступок лорда Элгина.
 
6. Мнение общественности. Очевидно, что большинство британцев поддерживает идею возвращения мраморной коллекции  Парфенона в Грецию. В соответствии с результатами опроса, проведенного в Великобритании в 2008 году (2109 человек из 189 населенных пунктов страны), почти 70% высказались в поддержку возвращения скульптур. По сравнению с результатами аналогичного опроса 2002 года, число людей, проголосовавших за возврат мрамора, увеличилось на 7 процентов. Таким образом, упорное сопротивление, как Британского Парламента, так и Британского музея возможному возврату мраморных скульптур противоречит мнению большинства жителей Великобритании.
 
7. Международное давление. Смелые, бескомпромиссные и напряженные усилия, предпринятые в 80-ых годах Мелиной Меркури, привели к возникновению поддержки международного уровня, призывающей к репатриации мрамора Элгина в Афины. Десятки греческих и других организаций по всему миру - от Новой Зеландии до Соединенных Штатов, выступают сторонниками данной инициативы, в то время как международные организации, такие как ЮНЕСКО и Европарламент уже приняли по настоящему вопросу ряд определенных решений и резолюций. Стоит упомянуть имена людей, открыто поддержавших требование Греции о возвращении культурных ценностей. Среди них бывший министр МИДа Великобритании Робин Кук, бывший мэр Лондона Кен Ливингстоун, член Британского Парламента от Партии лейбористов Альфред Томас и сенатор штата Иллинойс Питер Фитцджералд
 
8. Вопрос еврокультуры (ЕС). Проблема возвращения скульптур решается не только на уровне диалога между Афинами и Лондоном, но и на уровне Евросоюза. Отказ Великобритании возвратить мрамор Парфенона ущемляет культурные интересы Европы и противоречит Статье 151 Договора о Европейском Союзе (1992 года), в котором оговаривается "обеспечение защиты общеевропейского культурного наследия стран-участников". Кроме того, в январе 1999 года Европейский Парламент принял резолюцию, призывающую Великобританию вернуть мраморные скульптуры Греции и тем самым помочь воссоединить величайший памятник всемирного культурного наследия.
 
Вышеперечисленные пункты являются основными доводами Греции в борьбе за возвращение мрамора. В дополнение к ним большим подспорьем выступает существование нового Музея Акрополя. Нежелание британцев обсуждать вопрос возможного возвращения мраморных скульптур Парфенона происходит из необоснованного и высокомерного отношения к концепции культурного наследия. Тем не менее, в качестве вежливого жеста доброй воли и в свете предстоящего проведения Олимпийских игр в Лондоне, изменения в данном вопросе не только возможны, но и необходимы.
 
Сейчас наступило наиболее подходящее, чем когда-либо время, чтобы воплотить в жизнь слова речи, произнесенной Мелиной Меркури еще в 1986 году на заседании Оксфордского Союза студентов: «Мы обращаемся к Правительству Великобритании. Вы удерживали у себя эти скульптуры на протяжении почти двух веков и заботились о них наилучшим образом, за что мы благодарим вас. Но сейчас, во имя этики и справедливости, мы просим вас вернуть их. Я искренне верю в то, что подобный жест Великобритании навеки прославит ее имя». И сегодня пришло время выполнить эту просьбу.

Николас Мотто

Дипломная работа (на степень магистра) Дипломатическая Академия Лондона

Репатриация культурных объектов

Автор Элизабет Ментети

(В данной статье подробно рассматриваются причины для репатриации культурного наследия на международном уровне с тем, чтобы опровергнуть одностороннюю националистическую позицию в вопросе о возвращении мраморов Парфенона.) «Знаменье лучшее из всех – за отечество храбро сражаться!» (Гомер, «Илиада»,~800-750вв до н.э., слова Гектора)
 
Греческая пословица гласит «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего». Прошлое включает в себя историю, традиции, обычаи, особенности культуры, древние реликвии и результаты человеческого творчества. Понятие «прошлое» намеренно использовано в данной статье применительно к культурному наследию. Объекты культурного наследия, нелегально вывезенные из страны, должны быть возвращены их «правообладателям» по действующим законам и на основании их принадлежности к определенной нации, религии, традиции, их культурного своеобразия, сопричастия к истории и духу цивилизации.
 
Вместо слова «возврат» в официальных документах используется термин «репатриация 2, означающий возврат объектов на родную землю. Это сложносоставное слово, происходящее от латинского слова repatriatus (словарь Merriam-Webster's, 2009).  с префиксом «ре-», вторая часть которого означает вынужденное иное место жительства. Мы приводим здесь этимологический анализ слова, чтобы представить основание и подчеркнуть необходимость возврата предметов, представляющих художественную и культурную ценность в ту страну, из которой они были незаконно вывезены. Слово «возврат» подразумевает собой существование взаимосвязи между культурным наследием и существующей внутри страны системой, включая структуру нации.
 
Мраморные скульптуры афинского храма Парфенон сейчас находятся в Британском Музее,  алмаз «Кохинор» из Хидерабада, собственность британской Короны - в Смитсоновском институте, статуя Ур-Нингирсу из Ирака - в Лувре и нью-йоркском музее искусств Метрополитен - все это примеры нелегального изъятия культурных реликвий.
 
С этической и национальной точек зрения культурное наследие играет важную роль в определении и оценке культурного своеобразия каждого этноса. Как сказал Даниэль Торляйфсен «репатриированные объекты связаны виртуально, чтобы возродить национальное достоинство и индивидуальность» (Торляйфсен, 2009). В контексте морали культурные объекты являются частью истории того места, где они были созданы, и жизненно необходимы для определения характера нации.
 
Так политический и военный деятель Эфиопии Менгисту Хайле Мариам ввел понятие «национального самоопределения», очень актуальный в наше время подход, когда глобализация стремится стереть национальные признаки и существующие традиции (Мариам, 2009). Индивидуальные черты отдельных наций уходят под натиском единой гомогенизированной культуры современного мира. Культурные объекты, будучи изъятыми из их физического контекста, перестают производить должное впечатление. Несомненно, что существует взаимосвязь между предметами искусства и внешней средой, в которой они создаются...
 
Можно рассматривать множество философских и моральных коцепций на данную тему. Но к какому выводу следует прийти? Должны ли объекты культурного наследия быть репатриированы? Я не отвечу на этот вопрос, поскольку на него уже дали свой ответ крупнейшие международные организации. Проблеме принадлежит безраздельное внимание таких организаций как ЮНЕСКО и УНИДРУА, которые считают необходимым возвращение культурной собственности в страну ее происхождения, с целью чего были созданы правовые институты в рамках конвенций ЮНЕСКО 1970-ого года и УНИДРУА 1995 года. Оба договора «обязывают сохранить культурное наследие и тем самым память человеческой цивилизации» (ICOM 2006). История, культурное своеобразие, религия и дух нации предопределяют роль и значение объектов культурного наследия. Я соглашусь с г-ном Доусоном Мунджери в том, что вопросы «постоянного займа», «законного обладания» и «национальных символов» должны заставить весь мир разработать и принять новые международные стандарты. (Мунджери 2009)

Элизабет Ментети

Выпускник отделения культуры, коммуникаций и средств массовой информации Университета Ковентри, отделения по работе с культурным наследием и новыми технологиями Университета Иоаннина, работала в составе исследовательских групп Политехнического музея Милана, Университета Ковентри и Музея Герберта.
Теги: Our supporters
comments powered by Disqus

АРХИВ